Историк развеял байки Кремля о «крымской весне»

Российский МИД вместе с МГИМО опубликовали сборник материалов «Право крымчан на самоопределение: предпосылки и эволюция «Крымской весны», в котором попытались навязать читателю мнение, дескать, оккупации Крыма российскими войсками не было, а произошло «свободное» волеизлияние крымчан о присоединении к России. Этот сборник проанализировал историк и дипломат Александр Левченко, экс-зам постпреда Президента Украины в АР Крым.

Первое, на что обращает внимание автор статьи – что московская профессура использует понятие «крымский народ», который якобы имеет право на самоопределение. Но ведь известно, что нет никакого «крымского народа», а есть население Крыма, как нет народа Алтая или Дальнего Востока, которые по такой логике могли бы «самоопределиться» при предварительной оккупации иностранными войсками, как было в случае с Крымом. А вот чеченцы – это народ. После того как они провозгласили независимость в 1991 г. мы все знаем как Россия танками, бомбардировщиками и артиллерией восстанавливала свою территориальную целостность.

«Очень некорректно, что люди с учеными степенями стали примитивными вещателями кремлевской пропаганды, поставив науку на службу агрессивной политики Москвы», отмечает Левченко.

Вторым тезисом, который опровергает украинский дипломат, является факт, что Москва ни разу не поставила вопрос о спорности принадлежности Украине Крыма. На слова хозяина Кремля «Почему албанцам Косово разрешается провозглашать независимость, а русским, украинцам и крымским татарам в Крыму нет?» Левченко отвечает: зачем украинцам в Крыму отделяться от родного Украинского государства? А зачем это крымским татарам, которые перетерпели геноцид своего народа в 1944 г., инициированный Кремлем? И во время проведения референдума о независимости в Косово там не было албанской армии, которая бы подтасовывала цифры результатов народного волеизлияния, как делали в Крыму российские спецподразделения в 2014 г. И вопрос ставился не о присоединении Косово к Албании, а выхода из состава Сербии после трагических событий 1998-99 гг., при том, что к проведению референдума готовились год, а не 10 дней, как на полуострове.

Опровергает бывший зампредставителя президента Крыму и мнение о том, что Киев якобы ущемлял культурные особенности крымчан. «В Крыму, согласно конституции полуострова, было три официальных языка, и Киев никогда не проводил политику единственного языка и единственной церкви, с пониманием относясь к религиозным и языковым предпочтениям жителей полуострова».

Более того, в самом сборнике Александр Левченко находит доказательства того, что пророссийские партии имели на полуострове маргинальную поддержку. «Сами С.Аксенов и С.Цеков упоминают, что «в 2010 г. Русский блок получил на парламентских выборах в автономии чуть более 3%, а на выборах в украинский парламент в 2012 г. – 1,2%».

Подвергнув обоснованному сомнению еще множество тезисов пропагандистов, Александр Левченко напоследок отмечает: «Московская профессура повторяет политическую мантру, что принадлежность Крыма России не подлежит пересмотру, и Крым стал российским раз и навсегда. Вот здесь нужно огорчить московских ученых. Советский Союз десятилетиями утверждал, что немецкий вопрос решен раз и навсегда, но, как мы знаем, Германия воссоединилась. С международно-правовой точки зрения, вопрос российской оккупации Крыма с попыткой аннексии разрушает всю существующую систему международных отношений, сложившихся после Второй мировой войны. Крымский прецедент открывает путь к возможности употребления силы более сильных в военном смысле стран, против более слабых. Это понимают все международные игроки, кроме России. Согласится ли международное сообщество в угоду РФ менять правила, которые позволяли 75 лет избегать крупных войн, конечно нет».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *