Донбасс и Минск-2 — только повод: чего на самом деле хочет Россия

Есть один момент, который у нас очень сильно недооценивают в ситуации с РФ.
Бодание между США и Россией — это не только лишь про Украину, а гораздо более глобальный процесс, чем это кажется в нашем украиноцентричном пространстве.
Владимиру Путину глубоко плевать на Украину и происходящее здесь. Для него все танцы вокруг Штатов и женевских «диалогов о безопасности» имеет глобальное, принципиальное значение, в котором «украинский вопрос» — лишь один из элементов игры.
Для российского политического руководства переговоры с США — это их шанс заставить Запад пересмотреть итоги «холодной войны», внести изменения в европейский порядок, в котором в 1980-1990-х была закреплена главенствующая роль западных структур. В Кремле считают, что сейчас наступил уникальный момент бросить вызов этой системе и форсировать её трансформацию, включив туда РФ — то, что Путину не удалось сделать за 20 лет его правления.
Украина здесь выступает в качестве формального повода и, в случае чего, пространства для проецирования силы. Донбасс и Минск-2 на самом деле не так волнуют Путина, как желание продавить для РФ более приемлемую роль в новом балансе сил, который сейчас будет складываться между Западом и Востоком по мере всё большего перехода к многополюсной системе международных отношений.
Это значит, что даже договорённости по Минску-2 не гарантируют того, что мы вдруг исчезнем с радаров России, или что нами не будут больше помыкать в своих интересах внешние игроки. Потому что борьба идет не за Украину, а за будущее европейского и мирового порядка с учетом последних сдвигов в международной политике.
А вот украиноцентричная риторика США, на мой взгляд — это как раз попытка Вашингтона сузить рамку переговоров с РФ, представить решение «украинского вопроса» как финальную точку запущенного Путиным процесса переговоров, ибо Западу говорит о корректировке собственной системы безопасности, разумеется, не хочется, тем более под давлением.
Будьте уверены, за происходящим между РФ и США следят далеко не только лишь в Европе, обеспокоенной риском сепаратных договорённостей двух стран, а и в других столицах, где тоже в какой-то мере разделяют претензии Москвы к существующему мировому устройству.
Это касается и Турции, которая сейчас не просто так позиционирует себя как потенциальный посредник для урегулирования противоречий между США и РФ, и Ирана, который видит для себя расширенную роль как минимум в евразийских делах (особенно после вступления в ШОС), и ОАЭ, взявших курс на расширение своей геополитической периферии и роли в мировой логистике, и Индии с Китаем, и кучи других региональных государств.
Поэтому, не стоит рассматривать происходящее как только лишь проблема Украины.
И вопросы задавать не «Минск-2 или не Минск-2», а какой мы видим свою роль в будущем региональном порядке как минимум? Какое мы государство по отношению к новому балансу сил, который сейчас будет формироваться в зависимости от действий ключевых стран мира?
Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.